Category: история

«Собачье сердце» в старом Омске.

Статья доктора исторических наук Сергея Григорьевича Сизова - специалиста по повседневности Омска XX века.
https://pastvu.com/_p/d/5/y/f/5yfr32t5vwaiflgpws.jpg

Как красноармейцы в квартиру врача заселялись. Почти булгаковская история

Эта любопытная история случилась в Омске 100 лет назад, в декабре 1919 года. Стоит напомнить, что наш город в годы Гражданской войны был фактически столицей Белой России. 14 ноября 1919 года начался новый период в истории города: белая власть пала под ударами Красной Армии. Что же здесь происходило после прихода красных?

В городе появилась новая власть: победители сформировали Сибирский Революционный комитет (Сибревком) и Омский губернский Революционный комитет (Омский Ревком), которые сосредоточили в руках основные полномочия. Омск в это время находился в очень сложном социально-экономическом положении. Здесь свирепствовала эпидемия тифа, не хватало жилья (хотя часть жителей уехала на Восток, но появились новые люди и учреждения, пришедшие с Красной Армией), ощущалась острая нехватка топлива. Именно с жилищным вопросом была связана одна история, которую я про себя называю «Собачье сердце» в красном Омске».

Для решения нехватки жилплощади Ревкомом проводилась политика «уплотнения», т.е. дополнительно заселения в уже имеющиеся квартиры. То, что эти квартиры могли быть в частной собственности, для Ревкома не имело никакого значения. Такая жилищная политика была общепринятой в городах Советской России. Декрет Президиума ВЦИК от 20 августа 1918 г. «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах» вводил в действие муниципализацию строений, то есть упразднил право частной собственности и передал недвижимое имущество в распоряжение органам местной власти. В общероссийском масштабе эта правовая норма действовала в течение трех лет, вплоть до декабря 1921 г.

Выдача ордеров на заселение, которые выдавали жилищные комиссии (или отделы) при советских органах власти, зачастую не учитывала санитарные нормы, что нередко приводило к переполнению жилых помещений и конфликтам. Справедливости ради стоит сказать, что переуплотнение было в Омске и при А.В. Колчаке, правда, собственникам жилья власть не вселяла насильно дополнительных жильцов. Собственники сами сдавали излишки квартирной площади, пытаясь на этом заработать.

Проблемы жизни города находили свое отражение в главной большевистской газете Омска – «Советская Сибирь» – органе Сибирского Революционного комитета и Сибирского областного бюро РКП(б). Редакция газеты располагалась в самом центре города (Любинский просп., 12). Не обходила вниманием газета и жилищную проблему. 6 декабря вышел 50-й номер этой газеты (она начала издаваться еще до взятия Омска). Среди материалов номера в разделе «Местная жизнь» был размещена и весьма примечательная заметка под названием «Довольно миндальничать!». Автор подписался только фамилией – Березовский. О нем нам неизвестно ровным счетом ничего. Но, поскольку он упоминает себя в сообществе красноармейцев, нельзя исключить, что он и сам служит в армии.

[Spoiler (click to open)]

В самом начале материала Березовский рассуждает о том, что «буржуи» приспосабливаются к жизни в освобожденной от колчаковской власти Сибири. «Дело Колчака бесповоротно проиграно. Буржуазия это великолепно учитывает и уже дальше не бежит. Для нас, пролетариев, это великое несчастье: лишние рты». По мнению Березовского, «сотни тысяч беженцев-буржуев запрудили сибирские города». И теперь они «оседают».

Далее автор заметки описывает распрекрасную жизнь «буржуа» в уже советском Омске. «Вид омского буржуа – сытый, блестящий. Буржуа прекрасно одет, хорошо ест, имеет свой выезд, чудесную квартиру – держит себя непринужденно, с презрением посматривая на красноармейцев и рабочих. Мало этого, он уже, как незаменимый специалист, конечно, пробрался в наши учреждения. Превратившись в «советского работника», он становится еще непринужденней, окончательно осваиваясь с положением. – Теперь можно и саботажем заняться!» Конечно, все это было весьма далеко от реальности.

Подготовив читателя, Березовский переходит к самому главному: он рассказывает о ситуации, которая его глубоко возмутила.

Группа красноармейцев получила ордер на заселение в квартиру некого врача (фамилия его не называется) по адресу Банная ул., д. № 18. Это – центр города. У врача, как выясняется, в квартире шесть комнат и передняя. В квартире жили сам врач, его жена, двое детей и няня, т.е. всего пять человек. С точки зрения автора материала – это невообразимая роскошь, а хозяин квартиры – безусловный «буржуй». «Потесниться, – так не то что одна, а три комнаты освободятся», – замечает Березовский. Но врач, оказывается, не собирается пускать в свою квартиру новых жильцов. Доктор приносит им бумагу, в которой четко говорится, что квартира врача освобождается от уплотнения. А вот теперь самое интересное: эта бумага была подписана одним из членов Сибревкома.

Как видим, омская ситуация напоминает сцену из «Собачьего сердца» Михаила Булгакова. В книге, как известно, к профессору Преображенскому является домовой комитет (домком) во главе со Швондером и требует уплотнения. И профессор, который, как заявляет Швондер, живет «один в семи комнатах», категорически отказывается «уплотняться», опираясь на покровительство высокого советского чина. После звонка этому неизвестному чину домком вынужден ретироваться, ничего не добившись.
https://pastvu.com/_p/a/y/u/8/yu8n1q7hpcgfo271rn.jpg

Омский госпиталь 1919 г.

Ситуация в Омске весьма похожа и даже вышла на новый уровень. Врач смеет угрожать пришедшим к нему потенциальным жильцам. Березовский передает это так: «В дальнейшем разговоре врач сказал, что если его уплотнят, то он и все врачи Омска откажутся работать.

– «Ага, организованный саботаж», решая, ухожу не солоно хлебавши».

Березовский после этого неудачного заселения чувствует себя униженным. Он взывает к властям и читателям газеты, требуя справедливости. Вновь и вновь вызывая собственную ярость, он рисует (уже в третий раз в маленькой заметке!) картинку мифической чудесной жизни буржуазии в послеколчаковском Омске. «Сытые, хорошо одетые, довольные ходят буржуи и посмеиваются с хитрецой: А право, с большевиками жить можно».

Ну, а дальше, как водится, «оргвыводы». Тем более уже речь идет о «саботаже». А это серьезное контрреволюционное преступление, за которое у большевиков предусмотрено суровое наказание (вплоть до высшей меры). Березовским предлагается самый простой рецепт решения жилищного вопроса в Омске: всех «буржуев» отправить в концлагеря.

Психологию Березовского, в общем-то, понять несложно. С его точки зрения, с позиции человека, который воюет на стороне большевиков, победитель-красноармеец должен иметь все. Но вот Белый Омск взят, а для него и его товарищей присмотренная вожделенная квартира оказывается недоступна. В то время как врач оказывается нужным и при Колчаке, и при Сибревкоме и получает «охранную грамоту». Для Березовского это вопиющая несправедливость. Ведь власти фактически охраняют покой «буржуя» от него, пролетария.

Можно понять, безусловно, и врача. Его семье возможное соседство красноармейцев, скорее всего, ничего хорошего не сулило. Кроме того, наверняка в этой квартире врач не только жил со своей семьей, но и принимал больных, поэтому комнаты лишней у него и не было. Подозреваю, что омский доктор, как и булгаковский профессор Преображенский, «не любил пролетариат», но, конечно, вести с красноармейцами разговоры о готовности организовать забастовку врачей значило проявлять явную неосторожность.

Ну, наконец, можно понять и деятелей Сибревкома, давших охранную грамоту врачу. Красноармейцев тысячи, и всех на теплые квартиры не устроишь. Врача-специалиста, а порой и уникального специалиста, они, разумеется, заменить не могут. Лечиться должны даже члены Сибревкома. С этим приходилось считаться.

Конечно, предложение Березовского переселить всех «буржуев» в концлагеря, а их квартиры передать рабочим и солдатам, никто всерьез обсуждать не спешил. Да, были и те, кого омские чекисты отправляли в тюрьмы и концлагеря. Это были те омичи, кто активно служил в контрразведке Колчака, его пропагандистском аппарате, занимал высокие посты в правительстве и армии. Но все они, в большинстве своем, уехали из Омска, понимая, что подвергаются серьезной опасности. Совсем же без старых специалистов («спецов») большевики обойтись не могли: заменить их пока было просто некем. Поэтому приходилось приспосабливаться. Позднее, подготовив свои кадры, большевистская власть станет поступать куда более безжалостно по отношению к «спецам».

История неудачной попытки уплотнения квартиры омского врача в декабре 1919 года, на мой взгляд, не является уникальной. Весьма возможно, и Михаил Булгаков, описывая историю взаимоотношений Швондера и профессора Преображенского, имел в виду вполне реальную ситуацию. В годы Гражданской войны М. Булгаков жил на квартире дяди-врача и, не исключено, мог быть даже свидетелем такой истории. В круговерти российской смуты происходило всякое. И каждый пытался выжить, используя все имеющиеся средства.

Сергей Сизов.

Источник.

Находки с аукционов.

149590130

Работники Путевой машинной станции № 13 Омского отделения Зап. Сиб. ж.д. 1950-60-е?

[Spoiler (click to open)]
131102957

Театр кукол, г. Омск 1964 г.

136457793

Команда "Авангард" 50-е годы. г. Омск.


136513886

"Динамовцы" перед игрой 1957-58 г. г. Омск.


136790370

"Динамовцы" играют. 50-е годы. г. Омск.

136316635

"Динамо" выигравшая зимний сезон 1957-58 г. Первенство г. Омск.


150643203
Парк культуры и отдыха, г. Омск. Аттракционы, 1988 г.

1506432031
Парк культуры и отдыха, г. Омск. Аттракционы, 1988 г.

Человек предполагает...

Попался мне документ, может быть не слишком интересный, как исторический источник, но любопытный, как иллюстрация по "стратегическому планироваю". Афиша Омской городской думы о выборах.  Выборы Думы были назначены на 16 ноября, а проработать она должна была до 1 января 1923 г.

выборы
Я так понимаю, вопрос, который задавали омским гласным 16 ноября 1919 г.: "Кем Вы себя видите 1 января 1923 г.?"

Источник.

Омск. Аукционные находки.

Сегодня находки в разброс от времен гражданской войны до 70-х годов.

140998180
Вид на Атаманский хутор 1918-20.

[Spoiler (click to open)]
129847145
У фонтана в конце 1950-х.

39316652
Пляж (Центральный?) 1950-60-е.
131481486
Открытие памятного знака бойцам 3 и 5 армий. 1969?


125440682
60-70-е улица Ленина.
128415473
Ленина 1970-е?

137818898


137818898ео
Строится школа № 115.  1969?
137818898щ
Дом на Иртышкой набережной 1970-е?

141320147
У фонтана 1960-е.

ijpjil;
1960-е? В аннотации указано у Ленинградского моста, но, видимо, это ошибка.

Омск в пору революционных событий 1917 - 1918 гг. на фотографиях М.И. Абросимова.

"Государственный центральный музей современной истории России" выложил на сайте "Госкаталог" целую подборку фотографий М.И. Абросимова, сделанных в Омске в 1917 и первой половине 1918 г.


Празднование 1 мая 1918г. Автомобильная рота на демонстрации.

Collapse )

"Но от тайги до британских морей. Красная армия всех сильней!" Омск на стеклянных негативах. Ч. 13.

Красная армия - опора и защита молодого социалистического государства - была в центре внимания общества в 1920-30-е гг. Самые разные события из армейского быта и строевой службы оказались запечатлены омскими фотографами. В посте я постарался разместить самые яркие и интересные негативы.
[Предуведомление]
В 2017 году, с участием и с подачи уважаемого froged55, ОГИК музей начал обработку коллекции стеклянных негативов, ранее недоступных из-за утраты возможности печати с них в современных условиях. Часть из них размещена на сайте музея, однако лишь небольшая и, к тому же, снимки изрядно испорчены логотипом (добавленным, видимо, для препятствования копированию).

Однако, благодаря сайту "Госкаталог" все новые негативы из фондов Омского государственного историко-краеведческого музея становятся доступны, хотя и в небольшом разрешении. Все права на изображения принадлежат указанному учреждению. Наша цель - ознакомление с наиболее интересными из них.

Пулеметчик 34-го полка 12-й стрелковой дивизии имени Сибревкома 1920-е
Пулеметчик 34-го полка 12-й стрелковой дивизии имени Сибревкома 1920-е.

Collapse )

Предыдущие части "стеклянных негативов":
[Spoiler (click to open)]
Ч.1

Ч.2

Ч. 3

Ч. 4

Ч. 5

Ч. 6

Ч. 7

Ч. 8

Ч. 9

Ч. 10

Ч. 11

Ч.12

Нескучная жизнь Омского полицмейстера. Газетные старости Омска 9.

Сегодня для развлечения достойной публики разрешите представить статью из сборника "Сибирские вопросы" № 39 1910 г. о том, как нес тяготы государевой службы Омский полицмейстер В.Ф. Бутлер. Итак, место действия: Омск, ресторан при гостинице "Европа".
27 Дворцовая улица

Collapse )
Есть в описи Исторического архива Омской области дело с длинным и малопримечательным названием "Дознание, произведенное по делу Омского коллежского асессора полицмейстера Ровенского, обвиняемого по 1 ч. 394 ст. Уложения о наказании (О распространении ложных слухов о полицмейстере Бутлере)". Не имея доступа (да и интереса) к самому делу, можно только предположить, сколько "нелепых" и "ложных" обвинений перенес сей достойный и добродетельный служитель порядка!
[Прежние выпуски]
Часть 1. Дайджест 1906 год.
Часть 2. Дайджест 1906 год.
Часть 3. Статья "Сибирские вопросы" 1910 г.
Часть 4. Статья газета "Северная пчела" 1856 г.
Часть 5. Статья газета "Восточное обозрение" 1882 г.
Часть 6. Год 1908. Сад Комиссарова: pro et contra.
Часть 7. О бедных кадетах замолвите слово...
Часть 8. Когда не хватило ни на порох, ни на часы.

Ранние публикации статей в блоге:
Статья 1 из "Восточного обозрения" 1882 г.
Статья 2 из "Восточного обозрения" 1882 г.
Статья 3 из "Восточного обозрения" 1885 г.